Интервью для сентябрьского номера журнала "Time to Eat"

Героиней нашего сентябрьского номера стала 8-я теннисная ракетка мира Екатерина Макарова
Сдержанная, пунктуальная, спокойная и обаятельная девушка рассказала о сложных периодах в карьере, непростых отношениях с турниром «Кубок Кремля», дала совет начинающим спортсменам и поведала нам о своих планах на Олимпиаду 2016 года.

Интервью: Олег Пилягин, фото: Сергей Ершов, место: Rose Bar

Екатерина, признаюсь Вам сразу, что впервые беру интервью у такой титулованной спортсменки, поэтому не будьте со мной строги. Собственно, мой первый вопрос: чем журналисты интересуются у Вас прежде всего?

(Улыбается.) Обычно они спрашивают, как я попала в этот вид спорта, когда начала заниматься, в какой период поняла, что хочу заниматься профессионально теннисом... Довольно стандартный набор.

Спортсмены вообще любят общаться с журналистами?

Все по-разному. Про себя же могу сказать, что я не совсем публичный человек. В какой-то степени я устаю от интервью и стараюсь их давать меньше, но делаю это более ответственно. Просто на турнирах обычно очень много прессы, поэтому и так постоянно приходится отвечать на вопросы. И журналисты тоже бывают разные. Есть те, с которыми очень приятно общаться. Иностранные СМИ иногда задают такие странные вопросы, что входишь в ступор и даже не знаешь, что ответить.

Например?

«Ваша соперница сегодня очень плохо играла, и, наверное, это не Ваша заслуга, что Вы сегодня выиграли?» После таких слов ты, естественно, начинаешь злиться. Как же так?! Она вышла на корт, играла. Если бы она себя плохо чувствовала, могла бы сняться до матча...

Когда смотришь фотографии теннисистов, можно увидеть на их лице всю гамму эмоций и переживаний, и не всегда эти снимки удачные...

Я понимаю, о чём Вы. Любой спорт это — физический труд, и очень тяжело постоянно за собой следить, за мимикой во время удара в частности. Поэтому я спокойно отношусь к тому, как выгляжу на фотографиях, тем более что среди них есть много и вполне удачных.

У многих складывается впечатление, что спортсмен — это робот, который нацелен только на успех. Согласны с этим?

В какой-то степени да, потому что мы тренируемся сутками, месяцами, годами и отрабатываем своё мастерство до идеала. Бывают разные игроки. Есть более игровые, которые лучше чувствуют мяч, вращение; они более способные, наверное. Такова, например, Настя Мыскина — очень талантливая спортсменка, она с мячом могла делать всё что угодно! А есть теннисисты, у которых нет такого природного чувства мяча, но они достигают высоких результатов за счёт своей исключительной работоспособности, то есть больше берут количеством.

Так, может, это и есть профессионализм?

Конечно. Но я это говорю к тому, что скорее именно таких игроков можно назвать роботами. (Улыбается.) Хотя мы все, безусловно, много тренируемся, у нас всё отработано до автоматизма, так что в какой-то степени мы все роботы.

Все спортсмены в одинаковой степени нацелены на успех?

Однозначно да. Иначе зачем стараться? Только успех и только победа! Ты хочешь побеждать, выигрывать в каждом матче, и не важно, каких усилий тебе это будет стоить. Если только появляется мысль, что ты, наверное, слабее, то уже никогда не выиграешь. Поэтому у нас у всех присутствует спортивная злость, а чувство победы для нас уже как наркотик

Вы замечали какие-то стереотипы у людей в отношении вас, спортсменов?

Я могу ошибаться, но думаю, что есть люди, которые считают, что это легко — бить по мячу. Ну что такого — выйти на корт и попасть по мячику?! Никто особо не задумывается о том, какая работа была проделана до турнира. И мне как спортсменке очень хочется, чтобы наш труд ценили. Мне обидно, что в России спортсменов знают меньше, чем звёзд шоу-бизнеса, хотя у нас так много невероятно талантливых спортсменов, прославленных чемпионов мира и олимпийских чемпионов.

Екатерина Макарова

О Вашей личной жизни практически ничего неизвестно. Почему скрываетесь от общественности?

Не могу сказать, что скрываюсь, но стараюсь меньше говорить на эту тему. Мои близкие люди мне очень дороги, и давать лишнюю информацию о них посторонним не хочу. Если же Вы меня спросите, как совмещать личную жизнь с таким ритмом жизни, как у спортсмена, я отвечу: это очень тяжело! Но рецепт всё-таки есть — в отношениях должны быть позитив и юмор.

Согласен. Екатерина, были ли у Вас сложные моменты в карьере?

Таких периодов было несколько. В 14–16 лет ты переходишь из детского спорта в юношеский, и, к сожалению, не у всех это удачно получается, потому что это уже другой теннис. Но самый сложный период — это переход во взрослый спорт. Я столкнулась с этим в 18 лет. Протренировавшись 12 лет у сестёр Гранатуровых, я в 16 лет стала 230-й ракеткой, и это был хороший показатель. Но потом перестала двигаться дальше и начала даже опускаться в рейтинге. Мне было почти 18 лет, а это такой период, когда надо либо заканчивать спортивную карьеру, либо пытаться идти дальше.
Я выбрала второе и перешла к новому тренеру, к Евгении Александровне Манюковой, с которой сейчас и работаю. Мне с ней всегда было очень комфортно работать, на сборы, которые она устраивала, я просто бежала! Мы уже 9 лет работаем вместе, и сейчас она мне как вторая мама, ездит со мной на все турниры. Хотя у нас всё равно остаётся дистанция — она мой наставник. Я её очень уважаю.

Вы упомянули о сложных моментах в Вашей карьере. Как удалось их преодолеть?

У меня всё очень удачно сложилось. В тот момент я чётко понимала, с кем хочу работать и куда двигаться дальше. Начав работать с Манюковой, всё стало как-то само собой получаться. А вот если бы у нас не сложилось, не знаю, куда бы бежала и что бы делала.

А как в 18 лет можно чётко понимать, чего ты хочешь в карьере? Были какие-то люди, которые помогали и поддерживали?

Да, в тот период меня поддерживали мои родители, они всегда были рядом, но никогда не вмешивались в сам процесс. Они действительно были просто родителями, которые наслаждались тем, что я играю в теннис и что у меня это неплохо получается.

У всех бывают взлёты и падения, тем более в спорте. Откуда взять силы и мотивацию, когда случается поражение?

Безусловно, такие моменты бывают. Если это происходит на турнирах, то стараюсь развеяться, походить по каким-то красивым местам того города, где нахожусь, чтобы чуть-чуть переключиться, или побыть наедине со своими мыслями, понять, что тебе нравится и для чего ты это делаешь, какие у тебя цели. Ещё могу посмотреть какие-нибудь позитивные фильмы или, может быть, даже купить что-то, порадовать себя. Мне помогает, когда я переключаюсь с тенниса на что-то другое. Если мы в Нью-Йорке, то можем, например, сходить на какой-нибудь мюзикл. Если остаются внутренние переживания, я много разговариваю с Евгенией Александровной, делюсь своими проблемами. Порой достаточно просто выговориться, и сразу становится легче.

Екатерина Макарова

У Вас есть любимые и нелюбимые турниры?

У меня есть один особый — это Кубок Кремля. (Смеётся.) Мне, наверное, уж чересчур сильно хочется показать в своей стране хороший результат, а получается, что, как бы я ни готовилась и ни старалась, всё бесполезно: второй круг — это мой лучший показатель. Не знаю почему.

Этот турнир очень важен для Вас?

Ну конечно — я же коренная москвичка! Например, Кубок Федерации — немного другая история, потому что это командные соревнования, и даже если мы играем в Москве, получается намного лучше. А на Кубке Кремля что-то на меня давит. (Смеётся.)

Наверняка у Вас есть какие-то ритуалы перед соревнованием?

Конечно, в день матча стараюсь есть овсяную кашу, а перед самим матчем я обязательно должна «дать пять» своему тренеру, спаррингу, массажисту. Даже если опаздываю, я никогда не пойду на корт, пока вся команда не будет в сборе и не пожелает мне удачи.

Какой совет Вы бы дали начинающей теннисистке?

Трудиться, очень много трудиться! Всегда есть исполнительные спортсмены и те, которые любят пофилонить. Те, которые были менее усердны, даже не выйдут на профессиональный уровень. Каким бы талантливым ни был спортсмен, необходимо много заниматься.

Скоро летняя Олимпиада в Рио-де-Жанейро. Мы Вас там увидим?

Сначала я должна туда отобраться, но надеюсь, что да.

Я правильно понимаю, чтобы представлять страну на Олимпиаде, нужно пройти десять кругов ада?

(Улыбается.) Рейтинг начинается с «Ролан Гарроса» и заканчивается следующим июнем, за это время я должна попасть в число 65 лучших. Сейчас я пока восьмая. От России участвуют две пары и четыре человека в индивидуальных соревнованиях.

Идеальный теннис, по Вашему мнению, это как?

Его не существует, потому что это игра. Как у нас говорят, теннис — это шахматы на корте. Поэтому кто хитрее, кто правильнее подойдёт к процессу стратегически, тот и выиграет. Для меня теннис — это прежде всего игра. Когда ты играешь, получается намного лучше, чем когда ты выходишь на корт, как на работу.

Если бы не теннис, то что тогда?

Я бы, наверное, пошла танцевать. (Улыбается.)

Расскажите о Вашем идеальном дне.

Я просыпаюсь в доме на берегу озера. Иду на пробежку с собаками, после чего завтракаю. Вокруг меня великолепная природа, дети, семья. А закончился бы мой идеальный день дома у камина, с бокалом вина.

13 сентября 2015, 18:08    Статьи 1 0    0    0 1