Екатерина Макарова поделилась впечатлениями от финала Уимблдона в паре, предстоящем выступлении в Москве и многом другом.

Дмитрий Шаховv

На этой неделе в Москве состоялась церемония, посвящённая продлению сотрудничества Jaguar и соревнования «Банк Москвы Кубок Кремля». Чтобы подчеркнуть значимость данного мероприятия, организаторы пригласили несколько известных теннисистов – Николая Давыденко, Игоря Куницына, Динару Сафину и Екатерину Макарову. Екатерина стала первой теннисисткой, чьё участие на стартующем 17 октября турнире «Банк Москвы Кубок Кремля» уже подтверждено. Об этом чуть раньше объявил генеральный директор турнира Яков Шатхин.

В интервью «Чемпионату» Екатерина рассказала о предварительных итогах сезона, потенциальной борьбе за выход на Итоговый чемпионат в Сингапуре, финале Уимблдона в парном разряде, выступлении перед домашней публикой и многом другом.

— Екатерина, как вы относитесь к подобным спонсорским мероприятиям? И что значит подписание контракта Кубка Кремля с Jaguar?

— Мне кажется, это значит, что всё очень хорошо (смеётся). У них великолепные машины, которые развозят игроков во время турнира. Я рада, что такая крупная фирма помогает нам в теннисе. Мероприятие – очень классное, и для нас хорошо, и для них хорошо. Я только за. Может, они нам ещё чем-то помогут (улыбается).

— Когда вы выступаете на московском турнире, то полностью живёте в том же режиме, что и на выездных турнирах, или есть отличия?

— Мне, наверное, действительно очень тяжело выступать на Кубке Кремля, потому что я коренная москвичка и всю жизнь, с самого детства, ходила на этот турнир, мечтала на нём играть и хорошо выступать. И до сих пор мечтаю его выиграть. Но мне действительно там тяжело, мои нервы меня перехлёстывают намного больше, чем на простых турнирах. Тут и родные приходят, и все друзья. Все просят билеты, и ты должен всем помочь и хочешь, чтобы пришли за тебя поболеть. Это совсем другая атмосфера, совсем другая ситуация. Я пыталась пробовать всё – и дома жила, и в гостинице. Потом опять дома. И как-то ничего мне не помогает. Я не знаю. Мы только с Леной Весниной один раз выиграли пару. Не знаю даже, что я хочу ожидать от этого турнира. Мне просто действительно хочется наслаждаться им и немного постараться переключиться на позитив, что это мой родной турнир, в моём родном городе. Потому что, когда я играю в Сочи, у меня вообще всё по-другому в голове. Будет тяжело, но буду стараться изо всех сил.

— А с Еленой Весниной вы на эту тему общались? Как она себя чувствует, когда играет в Сочи?

— Мы не поднимали эту тему, но она получает огромное удовольствие, когда выступает в Сочи. Потому что если за меня в Москве какая-то часть болеет, то за неё болеет весь город – от учителей до дальних друзей. Её там все знают. Она для них великая.

— А она не забирает вашу квоту билетов, чтобы раздать всем своим?

— Да на Кубок Федерации ей давали столько, сколько было нужно. У меня на Кубке Федерации не было ни родных, ни друзей, поэтому все билеты достались Лене.

— Больше половины сезона позади. Были успехи и в одиночке, и в паре. Как сами оцените прошедший отрезок?

— Довольно хорошо. Есть определённое количество турниров, в которых я сыграла лучше, чем в прошлом году. Где-то немного я смазала Уимблдон, проиграв во втором круге. Для меня это было не совсем ожидаемо. Мне действительно хотелось пройти как можно дальше. Как-то не сложилось. Тогда я Евгении Александровне [Манюковой] сказала: «Как же так я быстро вылетела? Теперь будем выигрывать пару. Я хочу как можно дольше остаться в турнире и доказать, что это просто была какая-то случайность». Чуть-чуть с Леной нам не удалось до конца сдержать моё слово (улыбается).

— У вас в парном турнире был триллер за триллером. Как вам удалось продержаться почти до самого конца?

— Мне кажется, мы обе были очень хорошо готовы, чего давно не было. Сетка была не самой лёгкой. Мы справились против Блэк и Рэймонд. Причём для Блэк это был последний Уимблдон, да и вообще последний турнир в карьере. Нас дважды мучил дождь, и всё время в матче были качели. Как мы вытащили с 1:5, я не знаю. Во всех геймах мы постоянно вели в счёте, но как-то всё не складывалось. Я просто Лене сказала: «Давай играть от розыгрыша к розыгрышу». Но как Лена попала на матчболе, это было просто невероятно. При 4:5 ей удалась невероятная свечка. В полуфинале были Бабош и Младенович, которые очень хорошо подают. На траве было тяжело против них играть. Но мы справились, потому что мы вдвоём были по-настоящему нацелены. Лена хорошо играла, я хорошо играла. И в финале всё в принципе складывалось неплохо. Мы вроде оторвались в третьем сете, но по нашим ощущениям, это было так далеко до конца матча. И приходилось трудиться, потому что каждое очко давалось очень тяжело. Мне кажется, Есть определённое количество турниров, в которых я сыграла лучше, чем в прошлом году. Где-то немного я смазала Уимблдон, проиграв во втором круге. Для меня это было не совсем ожидаемо.что для зрителей матч был просто на высочайшем уровне…

— Да, согласен.

— Я сама получила огромное удовольствие, две классные пары боролись до конца. Красивый финал. Чуть-чуть совсем не хватило, чтобы додавить. Не доставало уверенности в том, чтобы ударить и быть уверенным, что попадёшь. Было ужасно обидно. Но в то же время это поражение обязательно сделает нас сильнее.

— Хингис и Мирза в этом сезоне стали вашими новыми главными соперницами в паре. В чём сила их комбинации?

— Три подряд финала мы им уступили. Вообще, я считаю, что там Мартина делает всю игру. Потому что у неё потрясающее игровое мышление, она видит корт, удачно скидывает у сетки за счёт рук, играет очень хорошо. Мирза играет активно на задней линии в один-два удара. Саня старается начать розыгрыш активно, а Мартина всё там уже заканчивает или обманывает. У меня в голове так, что всю пару делает Хингис. Против неё тяжело, поэтому надо стараться её исключить из игры как можно больше.

— А вообще ожидали от Хингис, что она столько лет не играла, а сейчас стала второй в паре?

— Сначала у неё не очень получалось. Она меняла партнёров. В прошлом году мы на Открытом чемпионате США против неё играли с Пеннеттой. Тоже тяжёлый матч был в финале, но мы выиграли в трёх сетах. Ещё в прошлом году мы с ней играли в Майами, когда она с Лисицки выступала. Уже тогда она начала показывать свой настрой на возвращение. Она хотела доказать, что она великая спортсменка и может выиграть ещё много турниров. Она – молодец.!

— Вы уже добирались до финалов всех «Больших шлемов» в парном разряде с Еленой. Насколько вам важно собрать полную коллекцию?

— Совсем не думала об этом. На «Больших шлемах» всегда больше мотивации. Всегда хочется пройти как можно дальше. На простых турнирах сложнее, потому что там чаще играешь одиночку и пару в один день, и иногда просто не складывается из-за какого-то физического состояния. Нам с Леной очень комфортно играть. У нас есть хорошие результаты и большие победы. Надеемся это продержать как можно дольше.

— Вы сейчас идёте на 15-м месте в чемпионской гонке. Насколько актуальна для вас цель борьбы за Итоговый чемпионат WTA в Сингапуре? Грубо говоря, если у вас не будет хватать очков, то вы будете хвататься за шанс ворваться хотя бы в запасные?

— Наверное, если я буду хвататься, то я не смогу сыграть (смеётся). Я не такого плана человек, чтобы когда «надо-надо-надо». Я должна просто получать удовольствие от этой работы, быть достаточно Мне, наверное, действительно очень тяжело выступать на Кубке Кремля, потому что я коренная москвичка и всю жизнь, с самого детства, ходила на этот турнир, мечтала на нём играть и хорошо выступать.здоровой, чтобы моё тело позволяло мне играть в мой лучший теннис. Впереди американская серия. Ещё много турниров, на которых я буду выкладываться. В прошлом году мы были с Леной в паре на Итоговом турнире, а в одиночке я была запасной. Очень понравилось и хотелось бы туда вернуться, но излишний ажиотаж мне не нужен. Я предпочитаю всё делать в спокойном режиме.

— Вы в этом году вошли в первую десятку. Почувствовали ли какие-то изменения в отношении к вам?

— Я почувствовала изменение, что стало больше прессы (смеётся). Скажу честно, для меня это было чуть-чуть странно, дико. Мне потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к этому. Потому что по-другому стали на турнирах относиться и много прессы было. Я не такой открытый человек, привыкла как можно меньше этого делать, так что было непросто. Но сейчас я 11-я… (смеётся). Значит всё должно быть хорошо.

— Как в вашу команду влился Александр Красноруцкий?

— Он влился очень хорошо. Мне приятно с ним тренироваться. Я его знаю с самого детства. Мы играли по юниорам в одно время. Довольно легко было начать с ним работать, в том числе и моему тренеру, поэтому у нас очень хорошая атмосфера. Посмотрим, что будет дальше.

03 августа 2015, 16:30    Статьи 1 0    0    0 1